• Обновление по всем фронтам. Часть 7

  • На загнанных лошадей жалко патронов. Часть 12

  • На загнанных лошадей жалко патронов. Часть 10


  • Я даже не знал, как ему объяснить:

    – Затем… Блин… Ты хочешь не потерять эту работу? И иметь еще лучшую, зарабатывать еще больше?

    Он еще шире раскрыл глаза:

    – Ну, хочу, конечно…

    – И она хочет, – смотрел я на него, – и другие хотят… А на всех хорошей работы всегда не хватает… В Москве конкуренция в сотни, в тысячи раз больше, чем в любом другом городе. И между фирмами, и между людьми. Сегодня он тебе – друг, а завтра…

    – Ну, понимаю.

    Я вздохнул:

    – Так тогда какого…

    Алексей опустил глаза:

    – Даже не знаю… Как то она меня расслабила…

    Я оглянулся, не слушает ли кто нибудь нас:

    – Бокова – опытная женщина, ничего не скажешь. Учись, кстати… Про меня что нибудь рассказывал?

    Еремеев не поднимал глаз:

    – Не успел.

    – Слава богу…

    Этот день рождения я не забыл. Чем дальше, тем больше понимал, что Алексей не самый умный человек. И лишним тому подтверждением была его скупость. Мне было весьма непросто убедить Еремеева купить без очевидного повода карамельки для секретаря Протасова Нонны, шоколадку для женщин того же Боковского отдела. Алексей поражался:

    – Че впустую тратить деньги? У меня и так их немного…

    Я начинал объяснять:

    – Они к тебе вернутся, твои деньги. Эти дамы сделают для тебя, когда понадобится, гораздо больше, чем стоят карамельки или шоколадка…

    Еремеев расставался с казначейскими бумажками с большим сожалением. Те деньги, что вернутся, для него были непонятно далеки и абстрактны. А эти, которые он отдавал сейчас, конкретны и дороги. Да, десять копеек сегодняшних были для него намного дороже ста рублей завтрашних.

    Учиться расставаться с деньгами легко, инвестировать в будущее он не хотел. Но по крайней мере комплименты говорить научился:

    – Это ведь мне ничего не стоит. Это мы с удовольствием… «Мадам, вы сегодня как роза!..» Пойдет?..

    Я вздыхал. Ему еще с таким количеством людей надо суметь наладить отношения… Не только с соседями, но и с отделами, находящимися в других концах офиса. С людьми Авериной, с Носовым, Цацкевич, Игнатюком, Мандровой… Я вновь и вновь объяснял Еремееву, что хорошие отношения, хотя и неизвестно когда, но обязательно пригодятся.

    Алексей переспрашивал:

    – А че нибудь дарить надо каждый раз?

    Отвечаю:

    – Не каждый раз и не всем. Ты должен точно знать: этому что то надо преподнести обязательно, а этому и доброго слова, анекдота достаточно…

    – Ну, если анекдота, то это хорошо, – радовался он необязательности денежных трат.

    По мере того, как я сбрасывал обязанности по образовательной программе с себя на Алексея, увеличивал и его гонорар. И он становился все увереннее и увереннее. Меня это, однако, совсем не радовало. Его уверенность начала выходить мне боком. Если поначалу Еремеев исполнял все мои указания без размышлений, то теперь у него появился свой взгляд, собственное мнение. Самое неприятное, что его мысли были незрелыми, ведь он еще только по верхам нахватался. Но вдруг почувствовал себя уже опытным специалистом. И спорить с ним было тяжело. Алексея отличало чертовское упрямство.

    Я нервничал из за того, что Еремеев не схватывает сходу, что на его развитие уходит слишком много моего времени и сил. Но справедливости ради отмечал, что Алексей все же учится. А все свои недостатки Еремеев в моих глазах компенсировал замечательным качеством – ответственностью. Если уж он на что то соглашался, то можно было не беспокоиться – сделает все как нужно и в нужный срок. За это ему можно было действительно многое простить.


    Вас заинтересует

  • Обновление по всем фронтам. Часть 7

  • На загнанных лошадей жалко патронов. Часть 12

  • На загнанных лошадей жалко патронов. Часть 10



  • Последние новости


    Мамонтов корпорейшен. Часть 8

    Хотя и в Москве у меня не все так гладко. Влияние Варсегова и «ПСБ» все таки не безгранично. В столице сосредоточены интересы многих групп. И я не одной из них перешел дорогу в бизнесе, в Союзе. У многих конкурентов есть связи в правительстве страны. И мне стали досаждать всякие федеральные и...
    Читать далее »

    Новая метла. Часть 7

    Я был ошарашен. Козина убрал. Меня поднял. А потом, видимо, почувствовал, что я не во всем подчиняюсь, чересчур самостоятелен. И вот решил отделаться от меня, загнал в этот «второй исследовательский». Но какой, к черту, я ему конкурент? Нет, этого не может быть. А Катя продолжала: – Пр’о...
    Читать далее »

    Мамонтов корпорейшен. Часть 7

    Такой ход мне поможет на выборах. Президент Союза не должен быть прямо связан с какими либо рекламными структурами. Именно для того, чтобы его не обвинили в передачи заказов предприятиям, которыми он же и управляет. А вот владение акциями компаний не является препятствием. Все это мне подсказала о...
    Читать далее »

    Пир во время чумы. Часть 6

    Через две недели мы уже могли с полной уверенностью констатировать: нам удалось не только остановить отток средств из банка, но и привлечь значительное количество новых клиентов и вкладчиков. За каких то две недели банк поднялся в финансовом рейтинге на 82 пункта, совершив прямо таки фантастиче...
    Читать далее »

    В опале. Часть 11

    Этого было достаточно, чтобы позвонившему позже Бабаеву сказали, что, к сожалению, в ближайшее время этим проектом заниматься не собираются. Административному директору хватило ума сопоставить отказ «Ворлд Инвест» с нашим телефонным разговором. Мне он ничего не сказал. Но накапал Протасову. Т...
    Читать далее »

    В опале. Часть 10

    И вот – все готово. Новенькое оборудование в работе. Позвонил Бабаеву: – Спасибо за компьютеры. Все просто отлично. Он великодушен: – Нет проблем. Я тоже: – Подбросить тебе еще клиентов? Бабаев цедит через губу: – Ну, давай. Только быстро, а то к «Вестнику делопроизводства&ra...
    Читать далее »

    Мамонтов корпорейшен. Часть 5

    Я привез на юбилей «Мамонтов Корпорейшн» отца. Заказал ему билеты первого класса. Поселил в гостинице «Метрополь». Он был ошеломлен роскошью. Пенсионер, бывший инженер. Но не подает вида, что это его впечатлило. Прошелся по номеру, глянул в окно на Большой театр: – Ничего, в этой халупе...
    Читать далее »